В Судане появляется туризм

2 марта 2012 АфрикаПляжный отдых

В Судане появляется туризм

Когда я говорил, что собираюсь в путешествие по Судану, знакомые крутили пальцем у виска. Эта страна ассоциируется главным образом с межэтническими конфликтами и кровопролитием: начиная с генерала Чарлза Джорджа Гордона, убитого в Хартуме в 1885-м, и вплоть до последних десятилетий голода, гражданской войны и правления президента Омара аль-Башира. В 2011 году Южный Судан получил независимость, но это не принесло долгожданного мира. На границе с Северным Суданом, в каких-нибудь 250 км от столицы, возобновились столкновения. На фоне всех этих событий нечасто вспоминают о древней истории Судана, о могущественном царстве Куш, правители которого на равных вели переговоры с египетскими фараонами и римскими императорами. Пирамиды здесь не такие монументальные, как в Египте, но их больше, и они явно обделены вниманием.

И все же в Судане начинает появляться туризм. В Хартуме и Кариме есть гостиницы со всеми удобствами и даже с идеально ухоженными газонами. В других местах предусмотрены палаточные лагеря. В Мероэ, например, такой лагерь разбит на гребне горы с видом на пирамиды и базальтовые холмы. Ничего роскошного, но ужин, душ и удобная постель обеспечены.

 

Танец дервишей

 

За час до заката все еще душно. Вначале до нас доносится лишь звук барабанов и хор низких голосов. Затем из-за песчаных могильных насыпей в клубах оранжевой пыли появляются человек сто бородатых мужчин с зелено-красными знаменами. Большинство одеты в ослепительно белые джеллабы и тюбетейки, а некоторые облачены в разноцветные халаты, обвешаны лоскутами, амулетами и напоминают юродивых. Зрители образуют круг в тени, у стен мечети Хамеда аль-Нила. Темп и громкость барабанного боя и пения нарастают. «Ла Илайа Иллаллай, — раздается снова и снова. — Нет бога, кроме Аллаха».

Это знаменитые хартумские дервиши, согласно суфизму (мистическому исламскому учению) они — святые. Истовое повторение имени бога вводит их в экстаз, считается, что в эти моменты они напрямую общаются с Аллахом.

Женщины в толпе начинают завывать. Священник в леопардовой шкуре и в пурпурной конусообразной шляпе носится с кадильницей, дым благовоний смешивается с удушливой пылью. Несколько дервишей с огромной скоростью начинают вращаться на одной ноге. Запрокинув головы и раскинув руки, они словно пытаются унестись прочь из этого мира. Священник валится на землю и ползает по ней, как змея.

На небе гаснут последние лучи солнца, а пятничная служба тем временем достигает апогея. «Аллах жив!» — кричит толпа. Люди колышатся, словно колосья на поле во время бури. Бой барабанов напоминает автоматные очереди. Внезапно всё останавливается. Обряд окончен, а дервиши и толпа, усталые, падают на колени и молятся в наступившей темноте. Медленно оседает пыль.

 

Шоссе в пустыне

 

Из Хартума, проехав бедные пригороды с домами, похожими на шалаши из прутьев, я отправился на север. Дальше — по Нубийской пустыне. Ветер гонит волны песка, на горизонте видны низкие земляные дома и минареты, напоминающие воткнутые в песок остро отточенные зеленые карандаши.

Я съехал с дороги и попал в нубийскую деревушку. Крыши домов сделаны из листьев финиковой пальмы, а белоснежные стены расписаны хной. Улыбчивые женщины приглашают во внутренний дворик одного из домов, где угощают каркаде и густым, сладким местным кофе с имбирем и гвоздикой.

 

Оазис

 

И вот снова еду сквозь пустыню, которой, кажется, нет конца. Мимо идет караван белых, как призраки, суданских верблюдов. Вдруг справа вдали появляется темно-зеленая, похожая на мираж полоска. Мало-помалу суровый, безводный мир превращается в цветущую долину. Следующую неделю я держусь Нила, извивающегося змейкой, как гигантская буква S. Сначала заехал в Томбос, где стоят стела XIV века до н.э. с выгравированными иероглифами и гранитная статуя фараона; затем отправился в торговый город Керма, который когда-то был столицей царства Куш, чтобы посмотреть на дефуффу (по-нубийски «здание из земляного кирпича»). Это самая старая постройка в той части Африки, что лежит южнее Сахары, она была воздвигнута в 1500 году до н.э.

 

Погребальные комнаты

 

Наконец на горизонте — комплекс пирамид в городе Мероэ. Высота каждой около 30 метров, однако этих сооружений целый лес, не меньше сотни. Они стоят высоко над равниной и напоминают ряд сломанных зубов: в 1834 году их обезглавил итальянский охотник за сокровищами Джузеппе Ферлини. Он действительно нашел клад из золотых украшений царицы Аманишакете, которые сейчас находятся в музеях Бостона и Мюнхена. Другие ценности, добытые не столь варварским способом, хранятся в Национальном музее Судана. Внутри гробниц хорошо сохранились иероглифические письмена из Книги мертвых, барельефы с изображениями сцен придворной жизни и похоронных процессий с участием Исиды. Непривычно, что поблизости нет ни назойливых гидов, ни торговцев сувенирами. Низкие погребальные комнаты я осматриваю в полном одиночестве.

FT, 10.02.12, Валерий Золотухин

Метки записи:  ,

Читайте также