Туризм в новом Тунисе набирает обороты

18 мая 2012 Пляжный отдых

Туризм в новом Тунисе набирает обороты

Если на первых порах – сразу после революции — Запад скептически отнесся к приходу исламистов в тунисскую власть, сейчас отношение к новым властям страны коренным образом изменилось, полагает арабский журналист Рияд Мустафа. О том, что сейчас происходит в стране, что уже сделано новыми властями и что только предстоит сделать, эксперт рассказал в интервью.

Рияд, что изменилось в Тунисе за период, прошедший после революции, с приходом новых властей? Что сделано за последние месяцы пребывания у власти парламентом, президентом?

Сегодня ощущается стабильность во всех отраслях экономики. Темпы экономического роста с отрицательного (-1.8%) достигли, по оценкам МВФ, 2.2%. Это очень хороший показатель. И это всего лишь в результате двух месяцев работы нового правительства во главе с господином аль-Джебали, который представляет исламскую партию «Ан-Нахда». С другой стороны, волна забастовок, прокатившаяся по стране, сегодня фактически спала: остались какие-то шествия, но их нельзя назвать массовыми. Важно отметить, что уровень безопасности возрос, и органы, обеспечивающие безопасность граждан, сегодня работают в обычном режиме. Я совсем недавно вернулся из Туниса – никаких проблем на улицах не чувствуется. Туристы в страну возвращаются, туризм как отрасль набирает прежние обороты, да и во все отрасли, связанные с туризмом, тоже возвращается жизнь. В гостиницах наблюдается активность, которой еще 4 месяца назад не было заметно. Так что любой наблюдатель буквально с первых минут приезда, еще в аэропорту, может заметить положительные изменения.

Какие- то негативные процессы еще остались?

Остались, но в незначительном количестве. В основном, это связано с нетерпеливостью самого тунисского народа: люди хотят получить плоды революции очень быстро, но в политике и экономике это невозможно. Например, люди хотят работать, но обеспечить рабочими местами 500-тысячную армию безработных в течение пары месяцев, сами понимаете, нереально. Так что безработица, действительно, пока высока, но на это есть реальные предпосылки и причины.

Сравнивая дореволюционную и постреволюционную ситуацию в стране, хотелось бы детальнее остановиться на состоянии прав человека, свободы СМИ, сельского хозяйства, промышленности. Если сравнить то, что было до революции и после нее, какие изменения происходят в этих областях?

Что касается прав человека, одно из важнейших направлений деятельности нового правительства — создание специального министерства по этому вопросу, поскольку режим Бен Али оставил в этом плане очень много проблем и тяжелейшую ситуацию. Здесь еще предстоит тщательная, кропотливая работа, чтобы каждому гражданину страны его права были обеспечены в полной мере.

В вопросах, связанных со СМИ, тоже много чего еще предстоит менять. Создается комитет по работе со СМИ, который, в том числе, будет заниматься вопросами регулирования, регламента. Впервые государство не вмешивается в медийные процессы, отдавая решение всех связанных с этим вопросов на откуп специалистам. Которые, среди прочего, должны выработать кодекс чести журналиста. У нас уже нет Министерства печати и информации. Вопросы свободы слова и СМИ полностью переходят в создаваемый комитет, который и будет регулировать и контролировать работу масс-медиа. Повторюсь, государство заявляет, что в это больше вмешиваться не будет – таким образом, свобода слова должна быть гарантирована на 100%.

Что касается промышленности и сельского хозяйства, проблем остается немало – особенно в последней отрасли. Тунис – сельскохозяйственная страна. Министерство до этого фактически не работало. Стратегически важные земли были захвачены семьей бывшего президента. Сегодня ведется работа по возвращению этих земель, на которых должны работать люди, специалисты, чтобы поднять эту отрасль. Надеюсь, что ситуация скоро стабилизируется.

Увеличиваются ли в стране зарплаты и пенсии?

Изменений здесь, к сожалению, пока еще нет. Вся работа правительства сосредоточена на изыскании рабочих мест, поэтому все деньги и приоритеты отданы этому направлению. На текущий момент никаких увеличений зарплат и пенсий не намечается, но есть другое немаловажное направление, уже заложенное в бюджете – ежемесячная помощь неимущим семьям, находящимся на грани бедности, в размере 100 евро на семью. Это, конечно, маловато, но для бедных семей и это весьма существенно.

А каков размер средних зарплат по стране?

Около 400 долларов в месяц. На эти деньги жить можно – не скажу, конечно, что шикарно…Но в семье, как правило, работают 2-3 человека, и, таким образом, реальный бюджет семьи гораздо выше.
Как изменился инвестиционный климат в стране за последние месяцы? Наблюдается ли приток инвестиций – или ситуация обратная?

Что касается инвестиций, изменения наблюдаются, и весьма позитивные. Сегодня в Тунис вернулись очень многие инвесторы из стран Залива, которых раньше режим притеснял из-за их несогласия делиться с семьей бывшего президента. Так что приток инвестиций и крупных инвесторов наблюдается – из Катара, Саудовской Аравии, а также из Японии, Китая, Турции. По телевизору я слышал о крупных проектах, которые реализуются сегодня практически по всей стране.

Как складываются взаимоотношения Туниса с арабским миром и с западом?

Внешняя политика Туниса сегодня сосредоточена на арабском мире, в частности, на Африке, на исламском мире. Приоритетной рассматривается работа с соседними государствами – Алжиром, Ливией, Марокко и Мавританией. Что касается второй части вопроса, с Западом у нас есть исторические связи. Вначале Запад, конечно, относился к приходу исламистов во власть скептически, но сегодня ситуация коренным образом изменилась. Сейчас мы наблюдаем улучшение отношений европейских стран с тунисским правительством: в Тунис приезжает очень много делегаций, намечается приход инвесторов со всех стран Европы. Я думаю, что Запад осознал: ситуация в Тунисе стабилизировалась.

А что касается России, какие настроения в верхах по этому поводу?

Сужу по своим личным встречам и переговорам. Российско-тунисским отношениям уделяется огромное внимание. Новые власти хотят улучшать и развивать отношения с Россией, считают ее великой державой, которая всегда была другом арабского мира.

Вообще, по вашим наблюдениям, каковы общие тренды развития страны, куда она движется?

Я думаю, что страна движется к настоящей демократии. Готовится новая конституция, идет подготовка к новым парламентским и президентским выборам. Хочется надеяться, что Тунис еще покажет настоящую демократию и станет примером для других стран.

Выше вы говорили про перемены в отношениях с западным политбомондом. Но и некоторые российские политики тоже сначала переживали – не зная, чего ожидать от исламистов. Что можно ответить скептикам?

Эта тема уже устарела! Европейцы сами говорят сегодня о том, что все эти опасения – ерунда. Страшилки, которые рисуют некоторые СМИ, не имеют никакого отношения к реальной жизни, к новым исламистам, пришедшим сегодня во власть. Опасения некоторых политиков из-за прихода исламистов совершенно необоснованны: ведь новые тунисские власти провозглашают своими приоритетами именно демократию, развитие гражданского общества, свободу слова, уважение к другим народам и конфессиям. Так что страхи больше не актуальны, и даже самые осторожные могут перестать бояться: все равно им придется работать с новыми тунисскими политиками, которые сегодня реально находятся во власти и хотят строить нормальные отношения со всеми государствами.

Читайте также