Ростуризм предостерегает россиян от «заманчивых» предложений туристических агентств

16 марта 2012 Туркомпании

Ростуризм предостерегает россиян от «заманчивых» предложений туристических агентств

Последние события с «Ланта-тур» и «Капитал тур» разрушили стереотип: если компания крупная и долго работает на рынке, то ваш отдых с ней будет приятным и безмятежным.

О том, как сегодня выбирать туроператора, на что обращать внимание и как государство планирует защитить отдых наших граждан, на «Деловом завтраке» в «РГ» рассказал глава Ростуризма Александр Радьков.

Александр Васильевич, посоветуйте, как не промахнуться в выборе туроператора.

Александр Радьков: Первое, что нужно сделать, посмотреть на сайте Ростуризма, есть ли фирма в федеральном реестре туроператоров. Второе — обратить внимание на ценовую политику компании. Крупный демпинг — это всегда зона риска. Если стоимость путевки очень низка, то что-то здесь не так.

Но стопроцентной гарантии все равно нет?

Александр Радьков: Мы не можем гарантировать отсутствие банкротств на рынке. И государство должно побеспокоиться не о том, чтобы не было банкротств, а о том, чтобы защитить потребителя в случае банкротства или любой другой чрезвычайной ситуации.

Страховка от банкротства

Что же нужно сделать, чтобы туризм был безопасен?

Александр Радьков: Здесь есть две основных составляющих. Первая связана с механизмом защиты прав туристов, которые еще не улетели и в случае банкротства туроператора находятся в стране. И вторая проблема, если турист находится за рубежом, а у туроператора нет денег, чтобы вернуть его домой.

Первую проблему можно решить страхованием ответственности туроператоров. Такой инструмент сегодня действует достаточно успешно, однако опыт показал, что банкротство крупных компаний требует привязки финансового обеспечения туроператоров к реальным оборотам. Банкротство «Ланта-тур вояж» наглядно продемонстрировало, что ста миллионов рублей не хватает для того, чтобы выплатить компенсации всем пострадавшим. Очевидно, финансовое обеспечение туроператора должно соответствовать масштабам его деятельности. Соответствующие поправки в отраслевой закон мы уже подготовили.

Вторая проблема — что делать с туристами, которые находятся за рубежом, как экстренно оказать им помощь и вернуть их на родину в случае, если туроператор обанкротился или наступили какие-то форс-мажорные обстоятельства. В этой ситуации позитивную роль может сыграть создание неких компенсационных фондов. Такая практика достаточно распространена за рубежом. Ведь по страховке турист может получить компенсацию лишь по возвращению. А если его еще надо вернуть? И здесь мы возлагаем определенные надежды на саморегулируемые организации, это очень серьезный инструмент.

Во-первых, саморегулируемая организация обеспечивает единообразие и высокие стандарты качества обслуживания туристов. СРО сама мониторит и осуществляет аудит деятельности своих членов. Этот механизм и позволяет организовать компенсационные фонды. Сейчас обсуждается вопрос, как будут формироваться фонды экстренного реагирования на кризисные ситуации, будут ли они привязаны к оборотам компании, или их соберут как единовременные взносы.

Безусловно, речь не идет о том, что это будет своего рода круговая порука, когда банкрот получает необходимые средства из фонда, а потом остальные члены организации восстановят его размер. Нет. Есть механизм возврата денег в фонд, например за счет страхования компанией, входящей в СРО, своей финансовой ответственности перед клиентом. То есть в этом случае туроператор не будет повторно проплачивать некую сумму (единовременный взнос, необходимый для вступления в ряды саморегулируемой организации) в общий фонд. А он автоматически пополнится благодаря отчислению страховщика, с которым компания так или иначе обязана заключить договор о финансовом обеспечении своей гражданской ответственности перед потребителем — иначе она не может войти в федеральный реестр и в принципе заниматься туроператорской деятельностью.

При этом в любом случае турист обращается, прежде всего, к своему туроператору, и только в случае возникновения проблем во взаимоотношениях с ним — в СРО, куда данный туроператор входит. Со своей стороны, государство, в лице отраслевого федерального органа управления, должно контролировать деятельность самих саморегулируемых организаций. И его главная цель — защита прав потребителя туристских услуг.

Есть мнение, что введение института СРО может привести к тому, что часть компаний уйдут с рынка в серые схемы.

Александр Радьков: Полагаю, что, скорее всего, в результате с рынка постепенно вынуждены будут уйти компании с серыми схемами. И это, разумеется, будет только во благо самому рынку. Потому что с созданием саморегулируемых организаций в принципе повысится прозрачность туристского сообщества.

Туристы будут понимать, что компании, не входящие в СРО, заслуживают меньшего доверия, даже если входят в федеральный реестр туроператоров. Стало быть, будут очевидными и потребительские риски. Тогда как сегодня, после ситуации с «Ланта-тур вояж», туристы испытывают опасения даже при заключении договоров с самыми крупными и вроде бы надежными туроператорами. Для компаний — членов СРО нужна будет прозрачность оборотов. Мы говорим о том, что не государство будет в это вмешиваться, а определенные полномочия в части надзора и контроля перейдут СРО. Государство же, повторюсь, продолжит осуществлять надзор и контроль, но уже над саморегулируемыми организациями, а не над отдельными компаниями.

Сколько может быть СРО? По какому принципу они будут создаваться?

Александр Радьков: Прежде всего их необходимо создавать в сфере выездного туризма, как наиболее проблематичной с точки зрения кризисных ситуаций. Она, конечно, должна быть не одна. Наверное, логично, чтобы саморегулируемые организации распределялись по видам туризма: выездной туризм, внутренний, СРО для агентов и т.д. То есть именно по специализации.

Но в сфере выездного туризма есть небольшие компании, микроскопические, а есть огромные. При создании саморегулируемой организации это будет учитываться?

Александр Радьков: Речь идет о том, что в одной СРО могут быть и крупные компании, и мелкие. Другое дело, если мы говорим о создании компенсационного фонда, то размер взноса компании, конечно, должен зависеть от ее реального оборота, количества обслуживаемых туристов. Понятно, что риски у мелкой и у крупной компании разные. Поэтому и финансовая нагрузка в этот стабилизационный фонд должна быть распределена по-разному.

Когда же появятся эти саморегулируемые организации?

Александр Радьков: Инициатива уже поступила в Госдуму. Если пройдет второе чтение, то в ближайшей перспективе такие организации уже будут созданы.

В этом году?

Александр Радьков: Да.

Путевка дорожает в полете

Туроператоры уверены, что трудности, которые испытывает сегодня рынок, связаны исключительно с демпингом, когда турпутевки продаются ниже себестоимости. Отсюда, якобы, и банкротства турфирм. Это действительно так? И может ли государство пресекать эти ценовые войны?

Александр Радьков: Проблема демпинга особенно острая в сфере выездного туризма. Многие туристические компании утверждают, что на него их толкает неурегулированность отношений с авиаперевозчиками, якобы те навязывают кабальные условия при заключении договоров на туристическую перевозку. Не думаю, что государству надо вмешиваться в деятельность хозяйствующих субъектов. Если туроператора не устраивают условия договора — пусть не подписывает его.

А если на направлении нет альтернативных перевозчиков?

Александр Радьков: Перевозчик и туроператор в равной степени зависят друг от друга. Если туроператоры чем-то недовольны, им нужно вырабатывать консолидированную позицию и выходить на переговоры с авиакомпаниями.

Если не будет заказчиков, перевозчикам ничего не останется, как принять условия турбизнеса. А сегодня получается, что некоторые крупные туроператоры за счет своих непомерных амбиций сами приводят к перекосу на рынке. Естественно, что в таких условиях остальные турфирмы существуют на выживание. Полагаю, что когда будет введен механизм саморегулирования, игроки на рынке смогут договориться между собой.

То есть этим летом ситуация останется прежней?

Александр Радьков: Полетные программы на лето уже сверстаны, поэтому здесь, скорее всего, все останется без изменений. Нужно готовиться к следующему зимнему сезону.

По предварительным данным, страховщики начнут выплачивать деньги пострадавшим клиентам «Ланты-тур» после 20 марта. Уже очевидно, что суммы страховки хватит лишь на какую-то часть компенсаций. Некоторые эксперты считают, что лучший способ защитить граждан от банкротства турфирм — страховать каждый тур в отдельности.

Александр Радьков: Эта идея вызывает большие сомнения. У нас существует институт финансовой ответственности туроператоров, в рамках которого и так страхуется весь объем проданных путевок. Чтобы ввести еще и страхование каждого отдельного договора, придется менять законодательство, при этом проверить, реально ли застрахован тур, будет очень сложно.

Минфин предложил повысить минимальную медицинскую туристическую страховку до миллиона рублей. Как вы считаете, сможет ли эта норма лучше защитить здоровье наших граждан за рубежом?

Александр Радьков: Мы давно говорим, что размер страхового покрытия должен быть не менее миллиона рублей или 30 тысяч долларов на всех массовых направлениях. Сейчас для отдыха в некоторых странах страховка вообще не нужна или можно ограничиться полисом на 15 тысяч долларов. Практика показывает, что этого мало. С учетом стоимости медицинского обслуживания, например в Турции, Таиланде или Египте, размер страховки должен быть не менее 30 тысяч долларов. В Европе услуги врачей еще более дорогие, поэтому и страховое покрытие здесь выше.

Но чем больше размер страхового покрытия, тем дороже страховка обойдется туристу.

Александр Радьков: Не дороже чашечки кофе. Многие туристы этого даже не заметят.

Россияне на отдыхе не только болеют, но, к сожалению, и гибнут. За прошлый год, по данным Российского союза туриндустрии, число погибших выросло вдвое — это порядка 180 человек. С чем связан такой резкий скачок?

Александр Радьков: Я не уверен в этой статистике. Мы должны основываться на официальных данных российских консульств. В Турции, например, в 2011 году погибло порядка 40 россиян. Мы все помним резонансный случай отравления некачественным алкоголем в Бодруме. Но говорить о том, что количество смертей резко возросло, я бы не стал.

Среди причин смерти российских туристов первое место занимают хронические заболевания, в основном сердечно-сосудистые. Много туристов гибнет в ДТП и во время купания. Как правило, такие случаи связаны со злоупотреблением алкоголем.

Визит без визы

Вопрос визового режима. Какие есть подвижки в переговорах с Евросоюзом? С какими странами могут быть отменены визы? Когда это может произойти?

Александр Радьков: Вопрос виз — это вопрос очень деликатный, в силу того, что в международной практике он строится на паритетной основе. И, безусловно, в одностороннем порядке отменять визы с Евросоюзом было бы неправильно, потому что мы тоже хотим, чтобы наши граждане путешествовали в безбарьерной среде. Но с отдельными странами ведутся переговоры о существенном облегчении визового режима, например, с Южной Кореей.

Когда отменили визы с Израилем, в первый же год турпоток вырос на 40 процентов. Отмена виз с Турцией существенно увеличила туристический поток оттуда к нам. Поэтому мы приветствуем облегчение визового режима. Наша страна неоднократно подчеркивала, что готова к отмене виз со странами ЕС. Теперь нужна просто политическая воля самого Евросоюза. Пока они демонстрируют свою готовность к обсуждению этого вопроса, но конкретных движений с их стороны, к сожалению, нет.

Может быть, они выставляют какие-то условия, которые мы не готовы принять?

Александр Радьков: Нельзя сказать, что мы их не готовы принять. Мы движемся в этом направлении. Отмена визового режима связана с принятием нескольких параллельных законодательных актов, но это вещи технического характера, а не политического. Если бы Евросоюз сказал: ребята, принимайте это, и мы сразу отменяем визы… Но таких слов с их стороны мы не слышим.

А как сказалась на турпотоке отмена виз со странами Латинской Америки — Уругваем, Венесуэлой, Аргентиной?

Александр Радьков: Роста турпотока практически нет, но это, безусловно, связано с удаленностью этих стран и с платежеспособностью их жителей. Стоимость билета в турпакете в данные страны и оттуда составляет более половины. Здесь нужно решать вопрос оптимизации стоимости перелетов. И, безусловно, проводить какие-то рекламные акции, связанные с продвижением России на этих рынках.

Буквально через несколько дней стартует Год российского туризма в Китае. Групповые туристы уже сейчас могут ездить в Китай без виз. Будут ли сделаны еще шаги в этом направлении?

Радьков: Не только российским, но и китайским туристическим группам не нужна виза. Однако статистика показывает, что все больше китайцев путешествует по нашей стране индивидуально, а для этого виза нужна. В прошлом году рост турпотока из Китая к нам составил почти 50 процентов. Очень много китайских туристов в Азиатской части России. Также с удовольствием они посещают Москву и Санкт-Петербург, Золотое кольцо. Мы ставим перед собой задачу и дальше наращивать этот турпоток, особенно в Европейскую часть.

Особых проблем с получением китайских виз россиянами мы также не отмечаем. Китай как туристическое направление очень перспективен для нашего рынка. В 2011 году турпоток из России в Поднебесную вырос на 4 процента и превысил 1,5 миллиона человек.

Появилась информация о том, что в ближайшем Подмосковье усадьбу Мусиных-Пушкиных сняли на много десятков лет китайские инвесторы. И собираются ее реставрировать в той архитектуре, когда там проводился китайский съезд ККП. Это далеко не первый случай, когда китайцы инвестируют в наши туристические проекты и потом извлекают из этого прибыль, привозя своих туристов. Это явление называется «красный туризм». Хорошо это для нашей туристической отрасли или не очень?

Александр Радьков: «Красный туризм» существует. Китайцы очень трепетно относятся ко всему, что связано с деятельностью коммунистической партии и Великой Отечественной войной. Безусловно, очень перспективно предлагать такого рода туры.

При этом мы можем только приветствовать зарубежные инвестиции в туристическую отрасль, и не только китайцев, но и европейцев, и представителей арабского мира. Другое дело, любой хозяйствующий субъект должен соблюдать законы страны, в которой он работает, и быть добросовестным налогоплательщиком.

Читайте также